О влиянии сонетов Шекспира на деятельность коллекторов

Неслабый заголовок, даже для фельетона, не правда ли? Ок — палю, как любят говорить в инете, тему.

Да, заранее и сразу смиренно прошу прощения у читателей этого блога и, в особенности, зрителей этого видео… но, помнится, один из самых ярких писателей ушедшего века когда-то в бытность сказал, в послесловии бессмертного романа, что хорошо воспитанный человек способен читать все. А другой писатель, не менее яркий, но чуть более несчастливый… заставил своего героя произнести отличную фразу — «я с каждым говорю на его языке». Лучше не скажешь, коротко и четко. Не правда ли? Меня порой и забавляет, и раздражает странная эта черточка российской нашей действительности, которую неоднократно имел удовольствие наблюдать отнюдь не на экране монитора компьютера: когда ваш оппонент чувствует свою силу, он сам выбирает правила, и при этом такие качества, как вежливость, достоинство сильного человека… в расчет, чаще всего, не берутся; непонаслышке знаю, что в сегодняшней России без проблем бьют и лежащего, и трое на одного, да и со спины без малейших комплексов бьют. А вот во всех, хм, остальных случаях — тебя непременно ждут упреки в отсутствии воспитания, «ах, да разве так можно, да вы обязаны быть выше…» черт возьми, господа-товарищи, я охотно верю, что когда два обалдуя-коллектора придут трясти вашу соседку, вы без проблем окажетесь выше нелепой этой ситуации. Я соглашусь, действительно это все до крайности нелепо и абсурдно, даже для России… но позвольте, ведь именно вы сейчас листаете странички моего блога, а не я — вашего, не правда ли? Каждому свое.

 

 

Есть у меня старый и добрый приятель, в молодые годы отличавшийся тем, что на заслуженный трудами праведными отдых его каждый раз возили сугубо за казенный счет… «эх, судьба, судьба, за что гонишь?» Он ни о чем не жалеет, было — значит было. Многие, прошедшие зону отнюдь не братьев Стругацких, если не знают, то — ощущают, чувствуют; важен не итог дороги, а важна — Дорога, только в ней, в дороге — и смысл, и оправдание. И все бы, таким образом, расчудесно и кучеряво было, если б не стали мы с ним частенько ссориться в последние годы… не раз выпадал мне повод в сердцах сказать, что, буде завтра наверху понадобится кое-кому, чтобы переключил ты образ врага с хохлов на… да на кого угодно; поляков, белорусов, евреев, американцев… как ты, дорогой мой друг, по простоте душевной, за неделю телевизионных просмотров и эфиров Владимира Соловьева (Гарик его порой слушает) тут же это сделаешь. Не поверите — обижается. И не дурак ведь, и от наивности давно, надо думать, люди в погонах и мантиях его отучили. А вот поди ж ты. Волшебная сила медийного искусства? И в немалой степени задрал ты меня, кореш, своими откровениями на тему сексуальных меньшинств… не единожды, к слову, отмечал, что загипнотизированные телеящиком люди чувствуют сильную потребность обсудить на людях, порой ни к селу ни к городу, предмет своих новоприобретенных убеждений. Не замечали? — это практически «по Фрейду», навязанные извне идеи обладают свойством выплескиваться, как из кипящей на огне кастрюли, демонстрируя таким своеобразным образом свою чужеродность, искусственность. Что наводит на размышления, согласитесь; и даже способно дать некоторую, пусть очень небольшую, надежду. «За долгие годы моей службы я открыл один не особенно приятный закон. Как раз тогда, когда мы полностью побеждаем, жизнь вдруг поднимает голову…»

 

"Тень" Евгения Шварца в постановке Николая Акимова. Петербургская фантазия

Петербургская фантазия по мотивам «Тени» Евгения Шварца в постановке Николая Акимова.

 

«Леха, ну не по понятиям это, в натуре! это опущеные, как ты не поймешь» — сколько я наслушался всего этого дерьма; причем по большей части — в последние почему-то годы. А вот во времена далекой моей юности, когда фанерные кабинки, пардон, мужского сортира в фойе ленинградского театра (я был в те годы завзятым театралом) музыкальной комедии все как одна имели небольшую, несколько сантиметров в диаметре, дырку на уровне пояса, и администрации театра было на это ровным счетом, еще раз прошу пардона, член положить (театральные старожилы, думаю, помнят и не дадут соврать) — ни приятеля моего, ни ему подобных простофиль всех возрастов это ни в малейшей степени не тревожило. Вот именно сейчас все вокруг и забарахталось и засуетилось, как раз тогда, когда… когда волшебным посвистом прозвучала дудочка хитроумного мизантропа-крысолова. Ну ладно, кореш мой не любитель Имре Кальмана и Жака Оффенбаха, о вкусах не спорят… но образчики творчества Аллы Пугачевой ему всяко известны. Где во времена блестящей творческой юности примадонны был, скажем, все тот же Владимир Соловьев, начисто позабывший поведать миру, что перепетый всеми кому не лень 90-й сонет Шекспира Then hate me when thou wilt («Уж если ты разлюбишь, так теперь», в переводе С.Маршака) обращен… страшно сказать, к мужчине? Нередко бывая в спортивных залах, вижу студентов, составляющих, хотелось бы надеяться, далеко не арьергард российской молодежи; и, тем не менее, бездумно повторяющих полуграмотные, как писания эмигранта-гебешника Григория Климова, натужно кем-то выдолбленные, вбитые в головы внушения «о запрете пропаганды гомосексуализма»… ребята, я скажу попросту, чтоб вы сумели меня понять: запрещать Шекспира, Бомарше и Карло Гольдони (как вам многочисленные переодевания в их пьесах, а? ни о чем таком запретном… не пропагандируют?) — это все равно что мочиться за углом дома против ветра. Попробуй, запрети Оскара Уайльда, Жана Жёне, Андрэ Жида и Жана Кокто — коварных американцев этим не испугаешь, они только в очередной раз посмеются; а вот кроме всеобщего смеха — обоссышь самому себе последние приличные портки, да еще и менты кренделей навешают. Гарик рассказывал, что даже на зоне слушают по радио инсценировки Михаила Булгакова… ну, хоть там. Ребята, а вы вспомните про «советы космического масштаба и космической же глупости», эта фраза как нельзя более характерна для пустопорожней болтовни самых разнообразных деятелей т.н. политической элиты страны, из которой я, к большому моему сожалению, пока еще не уехал.

 

Коллекторы. Видео. Чат

Коллекторы. Видео. Чат

 

Кажется, теперь все ясно, да? Вот и хорошо. Ну и — недлинное видео в качестве иллюстрации к сказанному. Еще более проясняющее, хотелось бы надеяться, позицию аффтара… Гарик, дружище. Все дело в неверной интерпретации того самого слова, которое… которое обильно звучит в ходе просмотра ролика. Суть в том, что данное словцо, хорошо ассоциируемое, скажем, с цитатами из сборника речей Н.С Хрущева — является, попросту говоря, идиомой; априори не содержащей, в натуре, того самого смыслового наполнения, которое ты пытаешься в это самое словцо вложить. Понятно объяснил, не? — ладно, забей. Перечитать женитьбу Фигаро -рекомендовать напоследок не буду, понимая, что для реального пацана это все реальное же западло… ну хотя бы пересмотри «В джазе только девушки» или «Здравствуйте, я ваша тетя». Мужик ты неглупый, если не поймешь, то — почувствуешь. И то хлеб.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *