Шизофрения, как и было сказано. Игры с архетипами

Эпиграф, крупным шрифтом: «Беда в том, что ты слишком замкнут и окончательно потерял веру в людей. Ведь нельзя же, согласись, поместить всю свою привязанность в собаку. Твоя жизнь скудна, игемон».

Дорога

О Тени (см. по ссылке) мы с вами уже говорили. Странная черная проекция части нашей души, которую мы видим в окружающих нас людях и событиях, напрочь и изо всех сил отказываясь увидеть в ней себя. Та самая, в общем, Тень, начала и следствия которой прекрасно угаданы и эффектно нарисованы создателями знаменитой пинкфлойдовской The Wall. Но… приглядевшись, мы замечаем вовне не одну только Тень; немного поискав и чуть пристальней вглядевшись — мы находим Скорбящего.

Полустертая фреска на стене часовни Генуэзской крепости, Крым

Отступление первое
Хм, «немного поискав»… Как передать, как рассказать об этом? Могу лишь — об одной из абстракций, об интересных коллизиях и непротиворечивых допущениях, проиллюстрировав сказанное цитатами из научных работ и классической литературы; но рассказать о Дороге, о том, как подойти к такому… бог весть. Поищите, подумайте, припомните и вглядитесь в себя; совсем это, в общем, не бином Ньютона. Попытаюсь здесь лишь очень скомканно и сумбурно что-то обозначить; прибегнув к беллетристике, цитатам, полунамекам. «А спускаясь вечером по темной лестнице, зажигайте хотя бы… спичку.» Попробуем?

Продолжение рассказа
Итак, Скорбящий. При ближайшем рассмотрении поражаешься — насколько эта проекция напоминает изображения, которые мы видим на иконах. Тот же скорбный лик, тот же струящийся, будто из далекого Детства, свет. Хотя очень не сразу удается понять и принять, что, ровно так же, как в основе внешних негативных проявлений, которые заведомо сильнее нас — видим мы не более и не менее как собственную Тень, проецируемую на внешние объекты; примерно так же видим мы вовне и светлого этого двойника.

Интересно, что беглый, полускрытый этот образ Света нередко предпочитает в нашем мире людей, совершенно и даже как-то истово неверящих. Прожженных атеистов навроде Феличе Ривареса, погибшего, тем не менее — вспомните роман Войнич — смертью Христа, окруженный сонмом ни во что, по сути, не верящих людей с крестом на шее.

Потаенно, будто бы подспудно он просачивается в нашу психологическую реальность, этот свет, не забывая при этом соседствовать с антитезой своей — тенью. Но в этом случае речь идет не о вере (которая, как сказал бы Виктор Франкл, является неотъемлемой потребностью человека, смыслом его и спасением), а о неких психологических аффектах, которые мы с полным на то основанием в обыденной жизни считаем неадекватностью человека, его странностью.

Церковь Бахчисарая

Да, в этом случае свет и тень идут рядом, рука об руку. Цитата из Булгакова в начале рассказа прозвучала неслучайно. «Чем больше знаю я людей — тем больше я люблю животных»; хлесткая фраза довольно метко иллюстрирует интересную эту особенность человеческой психики. Наверняка вы много раз встречали людей, которые, подобно булгаковскому Пилату, «всю свою привязанность поместили в собаку», а между ними и другими людьми будто бы стена пролегла: стена злобы и вражды, непонимания и страха. Яркий расхожий пример.

Хотя, возможно, они всегда рядом — черное и белое, свет и тень? Ни в малейшей степени не конфликтуя друг с другом, даже являясь будто бы частями одного и того же неведомого, проводниками Дороги. Во всяком случае, ни одна из этих Сущностей, кажется, не имеет претензий уничтожить другую. Вы никогда не задумывались — не является ли непримиримый, воинственный христианский антагонизм Света и Тьмы, несвойственный другим религиям, причиной многих наших с вами бед… хотя — кто знает?

Отступление второе
«Профессор, мы уважаем ваши глубокие знания, но сами на этот счет придерживаемся другого мнения». Интересно — была ли у Берлиоза… кошка? Хотя, судя по данной фразе, к когорте воинствующих атеистов, коим столь нередко присуща описываемая психологическая коллизия, булгаковский персонаж явно не принадлежал; позиция его на редкость сдержанна и выдает образованного и хорошо воспитанного человека. Постарайтесь припомнить, часто ли в повседневной нашей действительности вам встречалась подобная толерантность?

Генуэзская крепость

Здесь так и просится на перо хлесткая аналогия о неумершем, в пику Ницше, боге, но — сбежавшем, куда глаза глядят; хотя бы и к атеистам. Недаром пришел мне на память Овод, вполне ведь в его стиле теза. Последние события в России — непреходящие скандалы с патриархом, торговцы в храме, имя которым легион и вообще несть числа, бесплатный концерт PussyRiot, давший возможность чиновникам от церкви в очередной раз продемонстрировать истинно христианское милосердие — явно способствуют.

Но нет, не нужно упрощать. И не стоит забывать, что первооткрыватель архетипов Карл Густав Юнг был глубоко верующим человеком… Мы не говорим сейчас о Боге; разговор, хотелось бы надеяться, сугубо в русле той философии, тех взглядов на тайники человеческой души, которые, в лице их автора, вполне обоснованно были уличены в чересчур уж тесном родстве с мистикой.

Продолжение рассказа
Свет архетипа бесконечно привлекателен; затаенный его отблеск мы с вами может наблюдать нередко, в проявлениях самых разных психологических аффектов и коллизий. Вам никогда не приходилось терзаться, скажем, из-за поцарапанного стеклышка на циферблате дорогих наручных блестящих часов? Нелепо и утомительно, довольно долгое время разглядывать в свете настольной лампы чуть поцарапанный корпус? Возможно, что и нет; но тогда вы наверняка сумеете вспомнить бесконечную жалость кого-то из ваших знакомых ко всем без исключения встречным-поперечным бродячим кошкам или собакам; причем человек вполне может сознавать, что что-то здесь не так, что перебор явный, что… но ничего не может с собой поделать. Да, это он — Скорбящий; его проявления и преломления.

Владимирский собор. Севастополь, Херсонес

Как относиться к суггестивной харизме этого света? Именно ее мы переживаем, с наслаждением и болью утраты вспоминая детство; излюбленное для него место, чтобы спрятаться. Порой пристанищем ему служит воспоминание об иной политической системе (жизнь раньше была гораздо лучше), порой — память о давно ушедших людях. Судите сами, какова сила этого вне времени и пространства живущего артефакта, всерьез противиться влиянию которого никто из людей, по-видимому, не в силах. Детское живет в человеке до седых волос, говорил Грин.

Хотя… припоминаю, как в одной из книг Карлоса Кастанеды рассказывается, в качестве эпизода увлекательного повествования, о встрече рассказчика с архетипом… в русском переводе, если не ошибаюсь, последний именован Шаблоном. И описывается как источник света хотя и бесконечно манящего, но — совершенно тщетного и бесполезного.

Кто знает. Крайне сложно судить, делать выводы и выносить вердикты. Да и — нужно ли? Думается мне, усилия наши, направленные на то, чтобы понять… представляют в глазах Всевышнего — кто бы он там ни был и был ли вообще — несравненно большую ценность, нежели оформленные в виде параграфов, аккуратно уложенные стопками страниц и переплетенные в фолианты с красивыми обложками пышнофразые наши выводы. За примерами… как всегда рукой подать, не так ли? Истина не терпит остановок в Пути.

Итак, попробуем подвести кое-какие итоги. В статье сделана попытка описать бесконечную, поистине гипнотическую привлекательность архетипа не академическим сухим языком, а на повседневных, простых и достаточно ярких примерах. Как еще, кроме языка описаний и литературных цитат, можно говорить об Этом? Но автор попытается еще раз и позволит себе еще одно довольно смелое утверждение: состояние озарения, свойственное определенному этапу развития болезни, название которой вынесено в заголовок этой небольшой (тема многогранна и поистине неисчерпаема, заинтересовавшиеся подробностями легко найдут многочисленные материалы по теме в Глобальной Сети) статьи, и хорошо описанное в терминологии классической психиатрии — еще один пример влияния нестерпимо яркого света архетипа: это грозная опасность, которую нельзя недооценивать всем, кто в пути. Экзистенциальное озарение Карла Ясперса таит в себе смертельную ловушку, преодолеть которую дано далеко не каждому; ставкой здесь — вы сами, ваше «я». Что еще сказать? Перечитайте «Лезвие бритвы» Ивана Ефремова. Один из примеров, наглядно иллюстрирующий воздействие убийственно яркого для неподготовленной личности света — см. по ссылке.  Увы, именно для христианских конфессий наших дней характерно полнейшее отсутствие самодисциплин, известных, скажем, в индуизме под названием Яма и Нияма; но незнание законов, как известно, не освобождает от ответственности… На эту тему и под занавес рассказа — небольшая литературная компиляция.

 

Финальная интермедия
— Ну а что погода-то, погода… Да знаете ли вы, что погодой на самом деле я и управляю?
В компании друзей-приятелей провисает неловкое молчание. Пару секунд, не больше. Все давно уже знают, что с одним из них в последнее время явно что-то не то… встречи с инопланетянами, «русская идея», непрекращающаяся болтовня об энергетике, эзотерике и прочем, прочем, прочем… но что тут поделаешь? Не к психиатру же тащить. Да и не пойдет; результатом будет лишь полный разрыв отношений и хорошо еще, если не более ярко выраженное проявление агрессии.

Наконец один из них, имеющий в активе несколько незаконченных высших образований и, как следствие — малообоснованную претензию считать себя знатоком практически в любой области, от медицины до высоких технологий, берет слово:

— Кхгм… Видишь ли, дружище, начнем с того, что погодой на самом деле управляю я… Только никому ни слова, ок? Я обычно стараюсь об этом не говорить. Понимаешь… суть в том, что, едва ты заикнешься о подобном своем умении — любой недоучка, отчисленный со второго курса факультета медицинского вуза вследствие прогулов и явной неуспеваемости (тут на долю секунды следует смущенная пауза докладчика, которой никто, к счастью, не замечает), моментально способен приклеить тебе малоинтересный ярлык, берущий начало из жаргона обильно практикующего психиатра. Слишком хорошо и часто описано подобное… в любом студенческом учебнике. Поверь или проверь.

— А к слову, народ… к слову, это неплохо бы взять за правило; способствует сохранению имиджа. Во многих житейских ситуациях значение имеет не то, что мы видим, а — как на увиденное реагируем, согласитесь. Трехмерная, простенькая и уютная картина мира, увы, давно приказала долго жить. Почила в бозе, как геометрия Евклида… увидеть мы с вами можем порой очень и очень многое.

— А вот что нам делать с этим увиденным — это уже другой вопрос. Рискну предположить, что, обладай Кафка чуть меньшим талантом рассказчика, написанное им с полным правом можно было бы отнести к тщаниям и тщете человека, с гордостью несущего по жизни членство в ПНД и диагноз параноидальной шизофрении. Нет, в самом деле! (опять небольшая заминка, на этот раз уже у другой части аудитории; никто здесь Франца Кафку покамест не читал).

— Не, ну я попросту скажу. Странным и неадекватным человека делает не то, что он видит, знает или умеет. А то, дает ли он увиденному и узнанному власть над собой, над своей самостью, над своим «я». Расщепленное сознание, шизофрения — может ведь и не сопровождаться какими-то потрясающими знаниями, видениями… да общайся ты хоть с марсианами, рули погодой сколько влезет, борись за права сексуальных большинств в рамках всегалактического синедриона или будь сторонником принятия третьей поправки к «Дознанию пилота Пиркса» — но не теряй при этом себя. Не забывай, что твое «я» в очень немалой степени сформировано твоей жизнью в социуме; никогда этого не забывай. И не выпадай из этого самого социума… вот еще Шри Ауробиндо об этом когда-то говорил. Как только ты встанешь у китайского посольства с плакатом «Свободу зеленым человечкам» или выйдешь на Болотную площадь с требованием, чтобы КГБ сняло с тебя ментальную блокаду, после чего вселенское объединение народов пойдет уже полным ходом (прим. автора — невыдуманный случай, видел своими глазами, правда — не на Болотной, а у БКЗ «Октябрьский» в Спб несколько лет назад) — будь уверен, писать письма на «радио Свобода» о репрессивной постсоветской психиатрии не будет иметь для тебя ни малейшего смысла… с этого момента, (но только с этого!) ты — клиент палаты номер шесть и доктора Стравинского.

 

Эпилог

Но самое лучшее — это все-таки умение рассказать. Не правда ли? Да здравствует блогосфера как современный эквивалент психоаналитической кушетки. 🙂

——

Примечание. В статье процитированы строчки М.А.Булгакова и А.С.Грина.

 

 

 

4 комментария

  1. Мне у вас тут понравилось и вы очень для меня приятный собеседник. Спасибо Николаю Типатову, что познакомил с вашим творчеством.
    У меня к вам вопрос, даже два. Не сочтите за неуважение, просто хочется чтобы прочитали мои курсанты и прошли по ссылке на ваш блог, а там пусть сами решают что им интересно, а что нет.
    Вот для этого и прошу вашего позволения а)немного перекроить эту вашу статью, б)сократить и адаптировать под нашу действительность и актуальность происходящего.
    Буду ждать ответа. Спасибо вам за качественную работу и присоединяюсь к мысли предыдущего единомышленника, действительно «респект за «над» пищеварительно- меркантильное мышление».
    Эл. Бар Эль.

  2. Элеонора, без проблем. Бросьте ссылку потом, интересно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *