Валерию Павлову, it-буддисту и человеку

Эта небольшая психологическая зарисовка написана и оформлена в виде дружеского посвящения Валерию Павлову, создателю (соавтору? автору форка? основопроложнику, первопроходцу?) парадоксальной и крайне интересной дисциплины, получившей техническое название IT-буддизм.

К сожалению, автор  выказал бы полнейшую творческую некомпетентность и совершеннейшую свою несостоятельность, попытавшись вывести пусть даже в небольшой юмореске образ буддиста… в данной области человеческого познания я был и остаюсь, увы, полнейшим профаном. Именно поэтому решено было задействовать в рассказе несколько иной персонаж, гораздо более близкий и узнаваемый для рожденного в СССР читателя.

 

 

 

Я попросил подвыпившего йога
(Он бритвы, гвозди ел, как колбасу):
— Послушай, друг, откройся мне, ей-богу,
С собой в могилу тайну унесу!..

В.С.Высоцкий

 

ИТ буддизм

 

— Понимаете ли, в чем дело. Существуют алгоритмы и правила поведения, способные принести вам несомненный профит практически в любой ситуации. Беда в том, что вы, как правило, всегда неправильно эту самую ситуацию оцениваете. Проблема, как говорится, не в приложении, уязвимость — в платформе.

Я во все глаза смотрел на небритого, совсем не мускулистого своего собеседника. Выглядел он почти как продвинутый сисадмин, но для полноты картины не хватало по-кроличьи красных глаз.

— Основной проблемой жителей вашей страны является, на мой взгляд, ложно понятое самолюбие. Вот на этом и попробуем с вами сегодня сыграть. Черт его знает, в чем тут дело: то ли детство тяжелое у людей было, во Дворцах пионэров, то ли полстраны в мотках колючей проволоки сыграли в бытность свою роль… кто ж теперь разберет. Кто-то нашел сегодня отдушину в IT, кто-то спился, кто-то уехал. Ну, кто-то ведь и остался…

— Скажите мне, насколько часто вам приходится попадать в ситуацию, в ходе которой вам так или иначе нестерпимо хотелось бы, образно говоря, перекричать собеседника? в ходе которой вы бы оценили эпизод житейской борьбы выигранным, если бы последнее слово конфликта осталось именно за вами?

Глаза йога заблистали, взгляд стал почти как у Кашпировского, когда он в трансе. Я поднял глаза к потолку, пытаясь сделать вид, что считаю.

— Не трудитесь. Черт меня дернул сдуру ехать к вам в гости в том, что вы тут называете «общественным транспортом»; для меня это — полигон для катарсиса, размышлений о бренности всего сущего и разнообразных метафизических упражнений. Кстати, не подскажете ли, как перевести фразу «чурка мля япона мать»? я справлялся в разговорнике, там нет ничего подобного.

chel_is_tv_small

Я почувствовал, что краснею. Йог не смотрел на меня, хмуро перебирая что-то в памяти.

— Впрочем, ладно. Видите ли…

— Видите ли; во время перипетий очередного выяснения отношений такого рода — постарайтесь на секунду остановить эмоции и нарисовать себе вот такую примерно картинку… Представьте, что суетливое и мстительное раздражение, которому вы готовы поддаться — это некое поле, которое у вас с вашим собеседником и оппонентом как бы одно на двоих. Представьте себе локальную сеть, допустим, или сервер терминалов; общесетевые ресурсы, скажем так. Для простоты картины. Только вот он, собеседник ваш — уже резво бежит по этому самому полю, а вы пока еще стоите на самом его краю. Это необходимо именно прочувствовать, увидеть… уверен, нечто подобное не раз мелькало в ваших мыслях, когда после очередного конфликта проходило некоторое время. Все, остановитесь здесь, на границе поля. Дальше идти не нужно; но и назад пока что не отступайте.

Йог аппетитно хряпнул огурцом и налил себе еще стопку.

— Вы поняли? Поясню. Что значит это самое «одно на двоих»… Вот, скажем, в качестве примера, задумайтесь: симпатия между людьми вполне может быть, если эдак позволено выразиться — в одну сторону. Вот человек нравится вам, а вы для него — пустое место, даже не замечает. Но антипатия, при условии хотя бы непродолжительного совместного времяпрепровождения — всегда, как правило, «работает» в обе стороны. Подумайте. Вы как бы используете некое общее пространство, одно на двоих… именно об этом я сейчас и говорю.

— Попробуйте увидеть в вашем оппоненте — самого себя. Начнете вы с того, разумеется, что попытаетесь отогнать, выбросить из головы шальную мысль — не лежат ли корни вашей неприязни к вашему недругу в том обстоятельстве, что вы сумели разглядеть в нем некую частичку самого себя… частичку, которая вам очень в самом себе не нравится. Но потом эта мысль вернется. Да, постарайтесь действительно увидеть и разглядеть в сопернике — самого себя.

Йог глядел на меня.

— Нет, вы не поняли. Я вовсе не заговорю сейчас о всепрощении, братании и вообще вселенской любви. Мы же с вами в России, не так ли? Полагаю, вам здесь и так хватает банальностей… одна из которых — крайне некачественный местный алкоголь. Подумайте, не далее как вчера вечером я… впрочем, черт с ним.

— Так вот. Как только вы сумеете тормознуться на краю этого самого… ммм… гребаного поля хотя б на пару секунд — произойдет нечто мистическое, таинственное. Гребаное, гхм,  поле — а вместе с ним и некая часть вас — перестанет быть вашей. Вы увидите все это — как нечто, принадлежащее вашему противнику.

— Только не надо сопротивляться. Отдайте, это и есть ваша победа. Перекричав оппонента — вы не одеяло на себя натянете, вы снимете часть груза с его плеч. Вам чего, своих забот в пути не хватает? Пусть себе тащит.

Уже почти окончательно пьяный йог, хитро прищурившись, смотрел на меня. Я отвел взгляд в сторону, чтобы случайно не рассердить. Нельзя, гость ведь.

— Вы меня снова не понимаете. Повторюсь, я не говорю об этой самой вашей любви к ближнему, в силу которой на второй день опосля любого праздника львиная доля мужского населения ходит у вас здесь с разукрашенными мордами и фонарями под глазами. Ох уж эти мне «раскосые и жадные глаза»… я говорю сейчас — почти про оружие.

— Именно в этот момент… вы его почувствуете, будто бы атташинг пройдет… помните, был такой термин в бытность загубленной идиотами-менеджерами операционной системы, называвшейся Novell Netware… скиньте вслед за сброшенным этим «полем» вслед вашему оппоненту — все, что хотите. Бросьте ему, как кость, ваши финансовые проблемы; семейные неурядицы; легкую депрессию и тяжелое похмелье. Да, вот похмелье — хороший пример… Вслед за кучей дерьма, которую вы только что отказались считать своей — все это уйдет к вашему недругу. В самом деле, что за фантазия — брататься с кем ни попадя в одной и той же куче мусора? — а ведь не далее как именно это вы каждый раз совершаете, пытаясь перекричать оппонента и оставить за собой последнее слово. Что ж за православная страна-то у вас такая, аккурат сразу на другой день после семидесяти лет комсомола и пионерии…

— Только не надо сразу после проделанного этого фокуса звонить по мобильной связи с сообщением «все, Вася, ты труп, я типа медитнул тебя тока что». Почему-то в России свобода всегда понимается как «свобода от», а не как — «свобода для»… нет, ребята. С этим надо жить, вернее — вот именно этим надо жить. Вершины йогической науки — не для того, чтоб быстрехонько изучить все, поиметь кучу бабла, послать всех нахрен и гонять на спортивном автомобиле без светофоров, раздавая направо-налево оплеухи и показывая издалека средний палец трудолюбивым, изможденным тяжелой работой гайцам.

— Собственно, я не рассказал вам ничего такого, чего бы вы без меня не знали. Нужно только попытаться вспомнить. Вот, например… все ж были детьми когда-то. И мордатый гаишник, и крутой бизнесмен, лихо рассекающий сегодня на мерине, а вчера работавший учителем физкультуры в стольном городе Саратове — все они были когда-то пацанами. И бомжара, и мент, и халдей в валютном кабаке — и… они тоже были.

— Неа…  ик… снова не то. Я сейчас не про варианты избитой фразы «идущий из детства свет»; игры с архетипами — это тема совсем иного разговора. Речь о другом. Помните, когда вы были ребенком, была у вас в те времена примета такая — «не получилось, не срослось с этим — ну и ладно, зато вот с этим теперь — точно получится». Вспомните. Вы как бы торговались; забавный такой детский торг. Повзрослев — вы постарались все забыть, и сделали это напрасно. Трогательная и наивная эта попытка договориться с Судьбой — женщины все это помнят лучше, нежели мужчины — дальний отголосок, предвестник и родственник именно того… ик… того… о чем мы с вами сегодня говорим. Помните? Только на самом деле вы не проигрывали, как ошибочно считали, первую часть матча, а…

——

Я прикрыл худенькое тельце храпящего йога своим измятым пиджаком. Ранняя весна на дворе, не замерз бы, не Индия тут у нас. Россия. А вообще нормальный в принципе мужик оказался, и пить вроде умеет. Где только научился, супостат индийский. Вот только… мускуляшек бы ему бы не помешало накачать, дистрофик совсем на вид. Глядищь, тогда и в метро ездить легче станет.

 

1 комментарий

  1. Слышал ли ты когда-либо о создании,
    одновременно присутствующем и отсутствующем?
    Я нахожусь среди людей,
    но сердце моё — в ином месте.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *