Музыкант и скрипка. Андрей Кекелидзе, Илья Глазунов

Года полтора назад ушел прекрасный музыкант и скрипичных дел мастер Андрей Давидович Кекелидзе. Последнее время мы не ладили с Мастером, я даже узнал о его кончине далеко не сразу. А, узнав, очень далеко не сразу взялся за эту короткую реляцию.

Как вы думаете, что означает ссора, разрыв отношений? — только не торопитесь отвечать, подумайте. Декор может быть любой, на поверхности способно быть что угодно. Но я спрашиваю о том, что в глубине.

Андрей Кекелидзе, портрет. Художник Илья Глазунов
Андрей Кекелидзе, портрет. Художник Илья Глазунов

Сам спросил, сам и отвечу; интересно, совпадут ли ответы — мой и ваш. Думается мне, разрыв наступает, когда нарисованный вами образ перестает устраивать, так сказать, оригинал. Нет, здесь не требуется слов, все произойдет где-то на другом уровне: вы добавите несколько мазков к старому своему этюду, либо мироощущение вашего «натурщика» изменится с течением времени, и вот на этом всё: «заказчик и художник не договорились». Инициированное таким образом прекращение отношений случится не сразу, затаенный психологический конфликт способен тлеть некоторое время. Но конец предрешен.

Вы видите портрет Андрея Кекелидзе кисти Ильи Глазунова. Два Мастера дружили, с молодых еще лет. Снимок сделан когда-то мной «на мыльницу» с разрешения хозяина дома, второе фото прислано Андреем по скайпу… качество нелучшее, но попробуйте, тем не менее, внимательно взглянув в глаза молодого музыканта, ответить — что вы видите в них. И — в общей композиции произведения.

Андрей Кекелидзе, портрет. Художник Илья Глазунов
Андрей Кекелидзе, портрет. Художник Илья Глазунов

Помню, Боря Шумер когда-то рассказывал мне, и довольно эмоционально, о своеобразном «кличе», «брошенном» Ильей Сергеевичем Глазуновым: алло, молодые, дескать, художники, у кого голова полна идей: присылайте идеи мне, а я, в свою очередь, рукой мастера… хм, если в самом деле что-то подобное, это явно была нелучшая идея мэтра. Каждый видит во внешнем частичку себя, разумно ли отдавать такое «на реализацию» кому-либо?

Но в данном случае, как мне кажется, задумка Ильи Глазунова недвусмысленна, не предполагает никаких скрытых смыслов и подводных камней: все на поверхности. Нет? — молчу. Помнится, однажды я получил от Андрея Давидовича суровую отповедь, едва обмолвившись о своих впечатлениях от картины. Не скажу о них сейчас ровно ничего: при соприкосновении с Искусством — музыкой ли, живописью — нужно уметь порой слушать только себя.

Метки:

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.