Ebanoe IT, или как я стал предпринимателем

Хотел бы, пользуясь случаем, порекламировать сайт ebanoe.it… который, невзирая на (или вследствие?) шокирующее название домена, также контент, явно не рекомендованный к употреблению бдительным Роспотребнадзором — представляется мне одним из немногих, честно рассказывающих о жизни в российском IT.


Рисунок Петра Изосимова. К фельетону "Ebanoe IT, или как я стал предпринимателем".
Рисунок Петра Изосимова. К фельетону «Ebanoe IT, или как я стал предпринимателем».

Как видите, у меня получилось несколько более длинно и витиевато, чем там, что же… талант не пропьешь, он или есть или х*й или нет его. Как бы там ни было — потомки рассудят и оценят, большое видится на расстоянии — я же попытаюсь далее набросать в подражание авторам упомянутого блога рассказ о том, как вынужден был я стать предпринимателем в ebanom российском IT, сломя голову бежав статуса штатного сотрудника многочисленных российских офисов с «печенюшками, фруктиками, зоной отдыха, насыщенной корпоративной жизнью и недорогими обедами».

Пути Господни, как и тропки бессознательного — темны, как известно, и неисповедимы. Но внешне процесс ухода из ипостаси офисного планктона на стезю проектной работы, обусловленной гражданско-правовыми отношениями либо находящейся в юридических рамках частного предпринимательства — выглядел у меня примерно следующим образом… далее я расскажу лишь о трех знаковых вехах, каковые случились для меня — не побоюсь этого слова — почти что знамением. То был знак свыше, будто б телефонный звонок из кабинета высшего начальства — «Алло, гандон. Ты еще здесь, мать твою? — с*ябывай немедленно».

Первый звоночек — а может, и не первый, сколько их всего было, сбился давно со счета… — прозвучал для меня на собеседовании в одной очень крутой конторе, расположенной в двух шагах от Дворцовой площади культурной (не то что ebanoe.it) столицы, причем на табличке справа от входной двери было что-то (может быть и ошибаюсь) про управление городским имуществом. Собеседование я прошел и инвайт на работу получил; но вот когда будущий мой непосредственный начальник с улыбочкой уронил фразу о том, что он, «будучи сертифицированным специалистом и партнером Microsoft — имеет полномочия работать на нелицензированных серверах» — зашевелились в неокрепшей на тот момент душе моей сомнения относительно оправданности своего пребывания в столь высоких кабинетах. Когда же на вопрос, «а что сталось с моим коллегой-предшественником? он жив вообще?» — получил я моментальный ответ, сопровожденный, опять же, доверительной улыбкой (меня, вероятно, уже считали своим, а может просто мужичишко попался улыбчивый) — дескать, недостаточно быстро представал этот олух по звонку пред ясны очи руководителя учреждения, бывшего (цитата) «другом Путина… подобное — недопустимо» — я понял: пора валить. Кто я такой, чтобы быть на побегушках у государственных мужей? — правильно, не пошли бы они нах вообще недостоин я столь высокой чести.

Воспоминания, воспоминания… «нам рано жить воспоминаниями», говорят, да х*й-то там: усилиями друзей путина ряда высокопоставленных чиновников состояние малого и среднего бизнеса — кормильцев моих — в стране сейчас таково, что порой только они, воспоминания, и остаются. Сидим, помнится, в модной кафешке на углу Караванной и Манежки с заказчиком моим потенциальным, пьем кофе и о делах наших скорбных разговоры разговариваем. «Про то, про это говорим, что-де заела Роста…», и вдруг собеседник мой возьми да и перейди на интимно-доверительную вполголоса тональность. Сразу оговорюсь, переход этот был, что называется, не в падлу, а совсем как бы наоборот: признаком расположения, что ли… звучало же следующим (врезалось в память) образом: «Я все понял, работаешь ты удаленно. Передам директорам, возможно, их такое устроит. Но, честно говоря… знаешь, как было бы нам удобнее? — ни х*я не секрет, расскажу. Вот прислали б нам очередного сотрудника твоего профиля из HR-агентства, сидел бы он а офисе за компом, а мы бы (цитата) стояли над ним и еба*и, е*али, *бали… пока не сделал бы он то, что нам от него нужно. А если б не сделал — мы б вернули его взад, в это самое HR-агентство (у нас очень хорошие, сильные юристы), и нам бы бесплатно прислали другого. И мы бы потом еб*ли уже его»… гребаная расейская жизнь, ну что мне было сказать в ответ. Случился этот монолог всего несколько лет назад, мы здесь все уже жили в тупой российской помойке консервативном православном государстве, ну я и посчитал, что быть своим в среде пидорасов по возрасту не гожусь для столь знаковой и почетной должности… заплатил за кофе (модная кафешка аккурат в самом центре города не принимала в тот день Visa/MasterCard/Maestro к оплате, а кэша у моего визави не оказалось), и мы навек (вау) расстались. Как говорят в народе — ёбля не сложилась, почти что как у Ромео и Джульетты: такая вот печально-романтическая херня имела место быть.

По ходу рассказа эмоции берут свое, ритм нарастает и я, пардоньте, далее уже почти открытым текстом. Прихожу как-то в очередную контору на собес, с собой в спортивной сумке — кипа нах*й никому здесь не нужных дипломов и сертов. Показываю, рассказываю, ни дать ни взять подиум всероссийского конкурса красоты деревенских поблядушек пред очи лучших людей города, на форуме «За семейные ценности». И что-то мне начинает с бодуна казаться, что собеседник мой странно реагирует на весь этот мой гребаный промоушн: напрягся, полуметровый живот подобрал и реплики подает странные, типа «был когда-то и я м/с, в КШВСМ с ковра не вылезал». Искренне недоумеваю, простофиля, чего за пердимонокль такой. А он смотрит эдак на меня соболезнующе (надо сказать, был я когда-то призером Питера по борьбе, и ночные бдения за программным кодом не слишком повлияли на всегдашние мои 96кг и спортивную форму) и мямлит, «а вы знаете, ведь вами, вероятно, очень непросто управлять… вот если вас послать нахуй за пивом, скажите, вы как отреагируете?» — не, ну как отреагирую. Ничего такого из ряда вон, дело обычное: зубы передние выбью мудаку, да и все… гавно вопрос, говорить не о чем. Собеседника моего тут как-то сразу перекосоёбило от глупой дерзости моей, и вопрос с работой был окончательно решен: поплелся я домой несолоно хлебавши, запоздало и пристыженно размышляя о всегдашней асоциальной сущности своей, не дающей полноценно влиться в среду русскоговорящих холуев офисный рабочий процесс.

И, апофеозом — краткое резюме сказанному, типа напутственное слово ветерана в адрес трепетно внимающей молодежи. Але, трепетная молодежь! есть еще такие, кто в IT рвется, или все уже прочно на съеб из страны в очередь встали? — если есть, мотайте на ус: жаждете работать здесь сисадминами/прогерами (или кем другим) — запоминайте как отче наш, придется напрочь забыть про условности буржуазной морали. Страна консервативная и гомофобная, это правда; да, но и демократичная ведь тоже полным ходом, а не гульнуть по кабакам ночной порой в поисках недорогих целок. Толерантнее будьте, никогда не рубите сплеча: если, конечно, желаете добиться успеха в профессии. Готовьтесь к тому, что будут вас, как завещал ебнутый картавый палач Великий Ленин и учит коммунистическая партия — е*ать, еб*ть и еба*ь. Почему — да потому, что указ от 1861 года, «который ты семь-восемь называешь — у тебя на лбу отпечатан», только хуле с него толку: что при Александре-Втором-Освободителе, так и сейчас. Замараны все, и вам никто здесь чистюлями остаться не позволит, не надейтесь: будете дворовыми холопами, ровно такими же будут и дети и внуки ваши. «Гены, Клим Чугункин»: причем не на одну, думаю, сотню лет вперед.

Я серьезно, ребята: валите отсюда, пока молодые и есть возможность. Ибо делать в пидорашке реально нечего работа в российском IT имеет ряд знаковых особенностей, доступных далеко не каждому: это вам не втупую на питоне в свое удовольствие кодить, а специфика.

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.