Газлайтинг. Диалоги с Мастером. Павел Брюн

Газлайтинг: Стравинский и Бездомный. Мастер и Маргарита, Московский независимый театр, 2003.

А.С. Думаю, проделанный в “Мастере и Маргарите” проф. Стравинским при знакомстве с поэтом Иваном Бездомным крайне эффектный трюк (медсестре очень понравилось, если припомните эпизод книги) – вполне способен служить примером газлайтинга. Результатом нескольких минут малозначащего разговора явилось заключение, что в данном случае несложная логическая ловушка и вызванное ею секундное замешательство вполне способны быть инструментом, поспособствующим доктору легко поймать раппорт, сразу же далее “поэт почувствовал, что воля его раскололась, что он слаб, что нуждается в совете”.

ИзоЛьда. Вряд ли приведенный пример походит под определение газлайтинг, ведь профессор Стравинский наоборот возвращал Ивана к реальности, к доказанным фактам, тестировал его на способность планировать свои действия в соответствии с социальными нормами. Газлайтинг работает шире и беспредметнее: “Все это ерунда, ты не умеешь слушать и слышать, я такого не говорил, а того, о чем говоришь ты, вообще не существует”. Я уж не буду тащить сюда статью по теме из Википедии, но она вполне.

А.С. В тему начатого разговора о газлайтинг, буллинге и троллинге; разговор, хотелось бы надеяться – небезынтересный для аудитории… невзирая на то, что одна из участниц покинула собрание, а может быть – именно поэтому… позволю себе очень коротко проиллюстрировать уже отзвучавшее.
Почему нет, привыкли к википедии – мне несложно туда заглянуть:


Газлайтинг может возникать между психотерапевтом или психиатром с одной стороны, пациентом с другой. В этом случае врач выступает для проходящего лечение человека как «всеведающий ум» (то есть эксперт). Вполне возможно, что это оборачивается конфликтом, когда пациент не в состоянии осознать свои внутренние переживания иначе как посредством тех толкований, которые преподносятся доктором. В свою очередь, это может привести к тому, что пациент впадёт в состояние сомнения и скептицизма в собственных оценках и восприятии окружающего мира.

Я, собственно, чуть ранее имел в виду именно вот этот короткий (7 минут) отрывок, который теперь смонтировал и предлагаю вниманию присутствующих, в контексте разговора о психологических манипуляциях самого различного свойства, если не среди людей театра, то – на театральных подмостках. Итак, Московский независимый театр, 2003 год, поэт Бездомный – проф. Стравинский. Спектакль, видимо, антрепризный, на сцене – актеры булгаковской мистерии в лучах прожекторов и облаках дыма, в роли Воланда – Виктор Авилов. Что-то ведь есть такое в отсутствии сценической бутафории, не правда ли? – особенно когда речь о Мастере и Маргарите.


Газла́йтинг (от англ. названия пьесы «Газовый свет») — форма психологического насилия, главная задача которого — заставить человека сомневаться в адекватности своего восприятия окружающей действительности.

Павел Брюн. Уточните, пожалуйста, о чем вы хотите поговорить:
О “троллинге, буллинге и газлайтинге»?
Или о минималистских декорационных решениях в театре?

По поводу первого:
Раздать эти ярлыки можно в любом сообществе человеческих особей, количественного формата «1+», от палаты в родильном доме, где непременно найдётся один новорожденный, более голодный, более обкаканный и более громкий, чем остальные – до какого угодно, самого, что ни на есть продвинутого круга ученых, в котором один ощущает себя несколько учёнее других.

Но и в первом и во втором случае мы имеем дело с самооценкой, а не с реальным положением вещей, которое чаще всего остаётся нам, по большому счету, неведомым.

Когда-то давно, на заре хрущевской оттепели, в Московской консерватории был собран целевой национальный курс из Монголии. И у прославленных педагогов тех времён возникла масса трудностей с тем, чтобы хоть как-то наладить эмоциональный контакт с ребятами из Улан-Батора. Новые студенты, формально исполняя то, что от них требовалось, оставались словно безучастны к тому, что преподавалось и рассказывалось им на уроках и игралось на концертах.

Но вот, однажды, педагог по Истории Музыки читала им лекцию о жизни и творчестве Бетховена. И, в описании множества невероятно драматических моментов из жизни Композитора, она в числе прочего, сказала, что Бетховен был невероятно одиноким человеком.
Упоминание об одиночестве вызвало немыслимо бурную реакцию у монгольской аудитории. И это удивило преподавательницу, отчаявшуюся уже к тому времени достучаться до степных сердец.

Подозвав к себе после лекции старосту группы, она спросила:
«Скажите, а почему, когда я рассказывала Вам о весьма чувствительных, драматических моментах из жизни Бетховена – все вы оставались практически безучастны? А как только речь зашла об одиночестве – вы вдруг расчувствовались и запереживали?»
Староста поднял брови и сокрушенно изрёк: «Одинокий… Не понимаете?! ОДИН НОГА! Как на конь садиться?!?»

Доминанта сформировавшегося в степной культуре сознания и восприятия принесла свой плод. Какой есть…
Возможно, этот староста впоследствии стал классиком Монгольской симфонической музыки. То нам неведомо…
Но он, так или иначе, постигал какие-никакие принципы классического музицирования в стенах Московской Консерватории.
И не думаю, что порицал преподававших в то время Гольденвейзера или Николаеву за неумение бросать аркан или есть вяленую конину из-под седла. И вряд ли классифицировал предписанное профессорами посещение библиотек, концертов и музеев, как «буллинг и газлайтинг» с их стороны. Хотя, я уверен, что в языке Степного Народа наверняка есть синонимы этим терминам из Психологии.

Известный, великолепный – на мой взгляд – этюд, прописанный Булгаковым в приведённой Вами сцене «Стравинский – Бездомный», прекрасен как раз тем, что никакого «подавления» или «буллинга» со стороны доктора в отношении пациента в нем нет! Доктор вводит Поэта в условия Игры на Его (Профессора) Территории. Точно так же, как куда более кровавыми средствами проделал ровно то же самое Воланд в сквере на Патриарших с Берлиозом, несколькими часами ранее.

И при всем ужасе случившегося – даже это назвать «буллингом и газлайтингом» нельзя.

И Стравинский, и Воланд – лишь создавали ситуацию. Пошагово провоцировали. Предупреждали о возможном развитии. Подталкивали к выводам.
Берлиоза – безуспешно.
Бездомного – пусть эксцентрично. Но восхитительно.
Если мы рассуждаем в Перспективе Вечности.

А про минимализм на сцене – повторю то, что уже давно декларирую, как один из моих главнейших постановочных принципов:

-Если декорационное решение не излучает хореографии – оно становится решением мебельным.
-Хороший Свет – лучше и важнее самой хорошей «Декорации».

Метки: , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *