Karcocha и другие

Да, вот ведь вам и Mimo Karcocha! – он возвышается как стена, не обойти.


Karcocha. Street Show Artist

Все прохожие, без всяких там психологических кастингов – изначально у него дома, они гости в его собственном мире, Мире Клоуна. Вот в чем, как мне кажется, подлинный смысл великолепного Street Theatre этого ролика. И вот почему бесполезно пытаться увести Karcocha с улицы в цирк или куда-либо. Ведь у себя дома Karcocha почти безраздельный Хозяин, подобно герою Янковского из Обыкновенного чуда.


Karcocha. Like a wall, don’t get around.


Обратите внимание, Karcocha не пропускает ни одного прохожего, ни одного велосипедиста. Достается всем, практически без разбора. Суть номера, основной его прикол – в его темпе; мимо Karcocha элементарно не пройти никому, он Стена. Я бы здесь, с вашего позволения, попробовал рассмотреть то странное допущение, что любой объект восприятия… любой человек, с которым контактируем, или даже событие, в котором участвуем… можно, при очень большом желании – и умении – рассматривать как проекцию вовне некоей части самого себя же. И никак иначе.

Вспоминаю “Девять принцев Амбера” юнгианца Роджера Желязны. Я опять о своем, ничего? Там завязка в том, что любой земной город можно рассматривать как одну из теней Амбера – города-основы. Как вам идея, что Karcocha (или иной клоун) попросту умеет находиться в полном ладу с самим собой? – а прохожие… живут в его собственном мире, в мире Клоуна. И вынуждены волей-неволей признавать этот приоритет.

Впрочем, им нравится.

И еще одна параллель. Вполне обыденная, всем хорошо знакомая, но в сутолоке мы просто не даем себе труда задуматься над подобным. Вспомните главу “12 стульев”, когда Остап гуляет по Москве, а все без исключения прохожие, попадающиеся навстречу – его личные гости, он их встречает, раскланивается, привечает и всячески обхаживает. Не вызывает сомнений, что прохожие должны так или иначе поддерживать эту игру, согласны?

Невзирая на юмористическую тональность, очень ведь интересный и психологически точно выстроенный эпизод. И вполне в тему разговора об Уличном Театре. Уверен, многие пробовали в реальной жизни нечто подобное, описанное Ильфом и Петровым, совершенно не задумываясь о том, что же именно они пытаются делать.

А ведь это оно и есть. Здесь вам и Амбер Роджера Желязны, а еще – давний наш с вами разговор о психологическом доминировании: выигрывает тот, кому удастся поместить оппонента в свой мир, проигрывает – тот, кто был помещен в мир чужой. Слава богу, что актеры уровня Mimo Carcocha или David Shiner не используют свое искусство во зло. Вероятно, им это попросту не нужно… уверен, есть у них более интересные занятия.


Стиль работы Karcocha немного напомнил клоунскую маску Дурдинова, частности работы которого в манеже охарактеризовал бы театральным термином “сценическое хулиганство”. Народ, не забыли Славу? – видел ролик с Андреем Дурдиновым, судя по тому, что похож даже в гриме – это сын.


Клоуны Вячеслав Дурдинов и Юрий Банников



Кто-то с усердием и тщанием агента 007 вычисляет перед началом спектакля психологические профайлы будущих своих жертв/клиентов/партнеров, подобно Давиду Шайнеру, кто-то их эмпатирует, кто-то их “держит”… субъективное впечатление – Вячеславу Дурдинову было ровно положить на психоанализ, да и вообще на все. Во всяком случае, так отложилось и запомнилось. Выбирал ли он заранее свою жертву? – да, выбирал… шарил глазами по рядам партера по ходу репризы, выискивал, зараза, самую молоденькую и сексапильную. Причем – из европейцев/американцев; не потому, что “доброжелательнее” или что-то еще. А просто – так прикольнее… будто бы и сам он дышал своими приколами.

“Доброй” его клоунскую маску не назову: скорее, это был слегка угрюмый, отнюдь не слегка нагловатый, невероятно обаятельный и фантастически смешной резонер, которому прощалось ВСЕ. Когда, покинув объятия ошарашенной интуристки, которой теперь по приезду домой предстояло, видимо, всесторонне обсуждать советский цирк (Oh, those Russians!) со своим психоаналитиком и выдав нагора одну из самых своих дебильнейших фраз (Юрий! здесь сказали, что я – Бельмондо) – весь сверху донизу цирк, включая ни бельмеса не понимавших на великом и могучем фирмачей выпадал с кресел.

Странная была маска у Славы. Заставляет задуматься. Необычная. Что-то такое из сюра, абсурдное, но очень естественное и донельзя смешное. Кто ставил ему этот образ – не знаю. Что-то, видимо, неуловимо пересекалось с характером и было мастерски схвачено Режиссером. Клоунский его дуэт с Юрием Банниковым – уникален…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *